Как зацепить читателя первой строкой

Вольный перевод-пересказ статьи 7 Keys To Write the Perfect First Line of a Novel, дополненный примерами из русской литературы. Блоггер, редактор и писатель Джоуи Бантинг  рассказывает, что удачная первая строка, которая намертво цепляет читателя:

Создает яркий образ

Как и первые кадры фильма, она немедленно создает яркий образ, который погружает читателя в мир книги, задает ее тон и служит “крючком”.

Пламя свечи и отражение пламени в высоком зеркале дважды затрепетали и опять застыли ― когда он отворил дверь, входя в холл, и когда закрыл ее за собою. (Кормак Маккарти, “Кони, кони…” Перевод В. Белова)

Очень кинематографично. Автор использует незначительные детали обстановки, чтобы показать мир персонажей.

Андрей Норушкин угодил в такую летнюю метель: тёплый ветер отыскал в лесу просеку с отцветшим иван-чаем, сорвал с земли её лёгкий наряд и, крутя, понёс вдаль, под яркие небеса — в августе это бывает. (Павел Крусанов «Бом-бом»)

Показывает уникальный авторский голос

Читатели любят истории, которые рассказывают интересные, необычные люди. Именно первая строка помогает это понять, так ли это.

Авторский голос — это особый вокабуляр, интонация, построение фраз, которыми пользуется рассказчик.

Если вам на самом деле хочется услышать эту историю, вы, наверно, прежде всего захотите узнать, где я родился, как провел свое дурацкое детство, что делали мои родители до моего рождения, — словом, всю эту давид-копперфилдовскую муть. Но, по правде говоря, мне неохота в этом копаться. Во-первых, скучно, а во-вторых, у моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если б я стал болтать про их личные дела. (“Над пропастью во ржи”, перевод Р.Райт-Ковалева)

Герой пользуется простым, разговорным языком. Он беседует с читателем, как со старым другом. И хотя это не описание, читатель немедленно рисует портрет саркастичного подростка.

 

Авторский голос помогает воображению мгновенно нарисовать удивительный мир книги.

Мистер и миссис Дурсль проживали в доме номер четыре по Тисовой улице и всегда с гордостью заявляли, что они, слава богу, абсолютно нормальные люди. Уж от кого-кого, а от них никак нельзя было ожидать, чтобы они попали в какую-нибудь странную или загадочную ситуацию. Мистер и миссис Дурсль весьма неодобрительно относились к любым странностям, загадкам и прочей ерунде.(“Гарри Поттер и философский камень”, пер. Оранского)

Читая эти строки мы слышим напыщенный голос Дурслей, отрицающих магическую “чушь”. Роулинг удалось сыграть на контрасте — моментально ввести читателя в мир магии, впервые показав этот мир глазами ограниченных обывателей-магглов.

Вызвает удивление или шок

Без сомнения, такая строка — самый эффективный способ начать книгу.

Был холодный ясный апрельский день, и часы пробили тринадцать. (Дж. Оруэлл “1984”, пер. В. Голышев)

Как показать, что описываемый вами мир — не такой, к какому вы привыкли? Всего лишь показать, как идет отсчет времени.

Много лет спустя, перед самым расстрелом, полковник Аурелиано Буэндия припомнит тот далекий день, когда отец повел его поглядеть на лед. (Маркес “Сто лет одиночества” пер. Былинкина)

Расстрел, детские воспоминания и лед. Удивительное, странное и драматическое сочетание.

 

Начать с того, что Марли был мертв. (Ч. Диккенс “Рождественская песня” пер. Озёрская)

Фома Пухов не одарен чувствительностью: он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки. (Андрей Платонов «Сокровенный человек»)

Заставляет читателя улыбнуться

В земле была нора, а в норе жил хоббит. Нора была вовсе не грязная и совсем не сырая; не копошились в ней черви, не лепились по стенам слизняки, нет – в норе было сухо и тепло, пахло приятно, имелось там на что присесть и что покушать, – словом, нора принадлежала хоббиту, а стало быть, само собой, была уютной во всех отношениях.(Толкин “Хоббит или Туда и Обратно”. пер. Королев, Тихомиров)

 

В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть. (Илья Ильф, Евгений Петров «Двенадцать стульев»)

Предлагает философскую истину, сентенцию

Это было лучшее из всех времен, это было худшее из всех времен; это был век мудрости, это был век глупости; это была эпоха веры, это была эпоха безверия; это были годы света, это были годы мрака; это была весна надежд, это была зима отчаяния; у нас было все впереди, у нас не было ничего впереди; все мы стремительно мчались в рай, все мы стремительно мчались в ад, — словом, то время было так похоже на наше, что наиболее крикливые его представители требовали, чтобы к нему применялась и в дурном и хорошем лишь превосходная степень сравнения. (Ч. Диккенс, “Повесть о двух городах” пер. Е. Бекетова)

 

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских. (Лев Толстой «Анна Каренина»)

 

Удачно подобранные фразы становятся афоризмами. Всю книгу в таком тоне выдерживать, пожалуй, не следует, если вы не пишете философский трактат.

Просто и четко представляет героя читателю

Зовите меня Измаил (Мелвилл “Моби Дик” пер. И. Бернштейн)

 

Жили-были на свете четверо ребят, их звали Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси. В этой книжке рассказывается о том, что приключилось с ними во время войны, когда их вывезли из Лондона, чтобы они не пострадали из-за воздушных налетов. (К. Льюис “Лев, Колдунья и платяной шкаф” пер. Г. Островская)

Кратко излагает суть всей истории в одном предложении

Иногда первые строки не просто вводят читателя в историю — они кратко пересказывают ее.

Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое. (Кафка “Превращение” пер. Соломон Апт)

 

Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел. Грех мой, душа моя. (Набоков “Лолита”)

Первая строка Набокова показывает страсть, отчаяние и последующее за ними несчастье.

Цитируя Уильяма Блейк, такая строка помогает «Увидеть мир в одной песчинке”.

Добавить комментарий